чёрно-белые рисунки
современный сюрреализм
Курсы рисования и живописи
RU
------

















   

ОДНОДНЕВНЫЕ КУРСЫ РИСОВАНИЯ
И ЖИВОПИСИ


курсы рисования и живописи
Практические тренинги, а также однодневные курсы по живописи и рисованию всегда вызывали у меня некоторую подозрительность. Особо странным мне показалось объявление, которое недавно повесили на углу двух оживленных улиц. Каждая фраза оттуда может показаться шедевром отточенного, как зуб бобра, маркетингового лезвия, нещадно зазывающего в свои сети. «Как научиться рисовать за один день?» - вопрос, а на следующей строке ответ: «Живопись - это просто!».

Ну ладно думаю, там же текста еще полно, раскроется секрет. Однако нет, про живописание далее ни слова, только побочные действия перечислены. В том числе «мощный оздоровительный эффект», «пятикратное увеличение производительности мозга», и еще «создадите на курсах около 10 реальных картин». Это было очень заманчиво, тем более меня всегда интересовало, что на этих курсах происходит. Судя по таинственности – некий чудодейственный способ эффективной быстроживописи у них должен быть…

В общем, решил я это дело проверить, записаться на курсы, благо недалеко, соседний квартал. Прихожу, чуть опоздав к началу, едва не заблудился во дворах, так как все конспиративно. Ни вывески, ни светового короба с рекламой, только тетрадный листок с надписью «Рисуем за 1 день» на чугунной ограде лестницы, уходящей куда-то вниз. Вот так проза, думаю. Но другого и не ожидал.

Вообще мне курсы такого рода ни в коем случае не представляются без мольбертов (хотя бы для антуража)… хотя постойте, я же в роли непросвещенного, значит мне слово «мольберт» нужно заменять так «ну такая штука вроде штатива деревянного» и руками показывать контуры. Но, ни штатива, ни мольберта там не было, да что там, даже обычной учебной доски на стене, и то – нет.

Внутри было много разных людей, но сначала дам представление о помещении. Это обычный офис в подвале, евроремонт. Населяли его отнюдь не молодежь, и не старики тоже, средневозрастные такие трудяги, может быть повара, учителя химии, врачи-отоларингологи и прочие. Средний срез публики в метрополитене. Вдоль всей комнаты расставлены дешевые офисные столы, вот на них эти абитуриенты и мастрячат что-то. На одном изготавливаемом плакате (сначала подумал, что это холст) заметил крупную надпись «Упразднить» на другом «В отставку!» и еще что-то. Современное искусство какое-то. Да еще были стулья и принтер, вроде бы больше ничего, кроме открытой коробки с уже знакомыми мне листовками.

Таково было первое впечатление. Но что меня дернуло потащиться на эти курсы? Я присмотрел свободное место и уже собирался незаметно влиться в коллектив, как руководитель курсов, парень лет так двадцати, заметил меня.

— Ты по списку? — разнесся его голос во всем пространстве этого небольшого помещения. — Из какого цеха направлен?

— По объявлению, — я специально это упомянул, что бы получить обещанную там скидку, — хочу научиться рисовать.

Если бы вместо этого я снял свое лицо, словно кожуру апельсина, а потом сказал пару фраз на марсианском языке, присвистывая и дергая пухлыми зелеными челюстями, то и тогда, наверное, не смог бы произвести большего впечатления, чем сказав, что просто хочу научиться рисовать. В полной тишине стало слышно через приоткрытое окно, как колеблется на ветру тот самый опознавательный листок бумаги. Вспомнив, что на нем сказано, я приободрился и повторил про цель своего визита.

— Ага, — задумчиво сказал руководитель, затем произошла какая-то заминка. — Ну что же садитесь. Покажем, что и как делать. Что именно вы хотите рисовать? Все равно? Отлично, вот вам ватман, гуашь и делайте, что другие. Все будет хорошо.

Зачем он сказал последнее предложение? После этих слов как-то конкретно стало не по себе. Послушно взял белое полотнище бумаги, стараясь не замечать взгляды исподлобья, что были направлены на меня. Если бы каждый взгляд было видно визуально, вроде лазерного прицела, то казалось бы наверное, что меня готов изрешетить пулями взвод снайперов.

— Приступим к обучению … рисованию,— главный посмотрел в сторону угадайте кого. Все присутствующие расслабились немного и приготовились внимать его словам.

— А ты кто по профессии? — спросил меня полушепотом сосед, обладатель красного, будто раздувшегося носа, делающий его похожим на сказочного людоеда из мультфильма.

— Стропальщик, — отвечаю, так как заранее подготовил легенду, включающую рассказ какая это самоотверженная и трудная работа. Но «людоед» не уточнил, что это слово значит.

— Первое правило курсов живописи… — прервав все и всех, громко, словно на паперти сказал главный.

— …Не говорить никому о курсах живописи! — хором ответили присутствующие минус один человек, угадайте кто. Кажется я совсем тогда не удивился, хотя нет, вроде странным это показалось.

— Второе правило курсов живописи…

— …Никогда не говорить о курсах живописи! — после этого только мог надеяться, что «все будет хорошо», и никого из новичков не принесут в жертву богу Анубису.

Закончив на этом, главный кивнул мне, намекая выйти за дверь, пока в офисе все занялись делом. Не знаю каким, просто занялись делом. Мы вышли.

На открытом воздухе было свежо и не пахло гуашью. Парень курил сигарету и осматривал мои штаны, обувь и прочее пристальным взглядом. Наконец сказал как то утверждающе:

— На объявлении то «Курсы живописи за ОДИН день» напечатано ?

— Да, —подверждаю.

— Обещается «Оздоровительный эффект»?

— Все верно, — говорю и понимаю, что оправдываюсь: — у меня ангина, горло болит. Думаю, что поможет.

— Что?—сигарета вывалилась из его рта (поперхнулся дымом) и вытащил из пачки вторую.

— За один день же. Вот и усиление возможностей мозга в пятикратном размере тоже хочу. Пригодится. Как это достигается? — кажется, уже сам себя стал запутывать, боясь выйти из роли.

— Просто как живопись. У человека пять полушарий мозга, а не два, как считалось прежде, рисуя левой вместо правой руки мы используем нераскрытые… — затараторил собеседник словно составляя очередную брошюру, все это время думал о чем то своем и спохватился, воскликнув: — Порча! Мы напишем, что снимает порчу и сглаз! Это выход.

— Извиняюсь, но прошу мне объяснить… — сказал я настойчиво, понимая, что на лестнице стоим вдвоем и мне не может ничего особого угрожать.

— Да, ладно, все просто. Догадываюсь, что ты не заслан конкурентами и не представитель прессы, так что могу раскрыть секрет. Мы не обучаем живописи. Не рисуем ни правым, ни левым полушарием, а делаем плакаты для разных демонстраций. Для левых и правых митингов и тех, что имеют претензию к ЖКХ. Тех, кто мясо ест и не ест, не носит шубы и другим не дает. Понятно?

— И что?... прибыльное дело? — первое, что пришло мне в голову почему-то. Банально слишком...

— По пятьсот-шестьсот рублей штука, отрывают с руками. Реализовывается это все на месте образования протеста. Новости позволяют нам предугадать их, создать запас продукции. Напечатать ведь нельзя, это уже будет не то. Вот и рисуем буквы от руки, кустарным способом. Кстати у нас подрабатывают два профессора-графика.

— Для чего же объявления такие странные? —

— Так шифруемся по подвалам, постоянно меняем место встречи, это знак, сигнал своим, где собираться и во сколько. Знаешь, и подумать нельзя, что кто-то поведется на эту ахинею. Понятно же написано, что развод, куда еще понятней! Так то.

Мог бы объяснить и менее прямо. Если бы я был стропальщиком на самом деле, то скорее всего скомкал бы этот листок с надписью «Рисуем за 1 день» и засунул ему в нос, подумалось мне, но я им к сожалению не был.

Мы попрощались , и на этом история тайного посещения мною курсов рисования подошла к концу. Вот если бы предводитель секретного общества плакатчиков крикнул мне вдогонку, спохватившись, про первое и второе правила , то я может быть не решился это опубликовать.

___________________

       Фома Тутуров 28.03.2013

   

еще на сайте статьи, рассказы: Художественный вкус
Калибровка монитора   Вирус в угольной шахте
Перспектива в живописи   Современный сюрреализм

fomiash I живопись I графика I статьи I книги I автор I карта сайта